Warlen (warlen) wrote,
Warlen
warlen

Categories:

93-й год

Надо и мне поделиться и своими воспоминаниями о событиях октября 1993 г.

Мне было тогда 24 года, институт к тому времени уже кончил, работал.

Не помню откуда узнал об указе Ельцина. Наверное, из телевизора. Чувства было два: возмущение - ещё один реликт советской эпохи уничтожают, и слабая радость - наконец-то этот козёл подставился - пошёл на явное нарушение закона, теперь любому стороннику Ельцина можно этим в нос тыкать.

Первое время я не ожидал, что Хасбулатов будет сопротивляться. Когда услышал о том, что к "белому дому" призывают защитников, не было почти никаких сомнений, что надо идти. Так же, как и почти никаких сомнений, что из этого ничего не выйдет.

Не смотря на то, что это был тот самый "демократический" Верховный Совет, который привёл Ельцина к власти и вообще играл важную роль в разрушении СССР, к началу событий он в народном сознании однозначно ассоциировался с социализмом и советской властью. Отчасти благодаря ельцинской пропаганде, которая надеялась таким образом посеять к нему неприязнь, отчасти - благодаря самому Хасбулатову и депутатам, которые, поняв, что больше им поддержки ждать неоткуда, стали понемногу аппелировать к социалистическим и патриотическим силам. Поэтому расстановка сил была ясна: за ВС - "красные", за Ельцина - "белые". Но в 93-м надежда на "светлое капиталистическое будущее" ещё не угасла. Насчёт армии: ясно, что для любого офицера дисциплина в тысячу раз важнее разделения властей, демократии и прочей хренотени. Военные могли отказаться стрелять в народ, но не могли перейти на сторону ВС.

В общем, у защитников ВС не было никаких шансов. Единственное, чего мы могли добиться, это чтобы лет через 50, если кто-нибудь спросит: "Скажи-ка, дядя, ведь не даром Москва спалённая пожаром буржую отдана?" можно было ответить: "Не даром..."

Пришёл к зданию ВС после работы, потоптался там немного. Удивили жители близлежащих домов, прогуливающиеся среди митингующих с детскими колясками. Они что, не понимали, что их в любой момент могли начать бомбить или расстреливать?! Протолкался к самому зданию, нашёл прилавок с продуктами, отдал принесённый с собой батон хлеба. "Хлебушек возьмите!" - сказал при этом плаксивый старушечьий голос откуда-то из середины толпы. Буфетчица в это время переругивалась с мужиком алкашеского вида: "Нету у меня ничего, вот, чай есть, а для тебя ничего нету!" Я по наивности своей не сразу понял чего у неё не было - не знал ещё, что в начале акции там раздавали водку.

У входов в здание караулила штатная охрана ВС и РНЕ-шники. Какие-то военные устанавливали рацию. Я постоял около них, но мне вежливо сказали, чтобы не глазел.

Не помню, в этот вечер или в следующий видел первую колонну ополченцев. Почему-то произвели жалкое впечатление. Все или пожилые, или молодые, но слабые на вид. Лица у многих показались какими-то дегенеративными. Это касается только ополченцев, которые ходили вокруг здания колоннами и строили жалкие баррикады. В целом народ на площади был обыкновенным, таким же, как в любой толпе, ничем не отличался, ни выражением лица, ни одеждой, ни возрастом.

Взял с собой несколько листовок, расклеил по дороге. Точнее, не расклеил, потому что клея с собой взять не догадался, а засовывал во всякие места, где они могли удержаться, например в рамку какой-то таблички в метро. Читали с интересом, но никакого сочувствия не выражали, общее мнение было таково, что в чём-то мы, может, и правы, но Ельцин всё равно остаётся законной властью и "гарантом демократических реформ".

На следующий день после работы собрался к Верховному Совету надолго. Между прочим, почитать от скуки взял с собой приобретённую незадолго до этого книгу киносценариев Б.Окуджавы, который позднее так нехорошо о защитниках ВС высказался.

Это была та самая ночь, когда бойцы Терехова пытались прорваться в штаб войск СНГ. Я об этом узнал от Анпилова, который истерически кричал с трибуны, что ничего не может сделать, потому что должен оставаться здесь, но просит нас пройти туда, чтобы мы хотя бы посмотрели, что там происходит.

Ну если просят - почему бы не пройти? Метро уже не ходило, поэтому я отправился пешком. Как-то я оторвался от основной толпы и шёл совершенно один.
Навтречу попалась группа "казаков" опереточного вида - разноцветные, голубые и красные, рубахи, папахи, больше похожие на женские меховые шапки, в руках дубинки и арматурные прутья. Уже не помню, что я у них спросил и что они мне ответили.

У штаба было битое стекло на асфальте, несколько зевак вроде меня, машина и несколько официальных лиц. Один из них говорил, что он прокурор Москвы, но армейский часовой его не пропускал. Потом приехала ещё одна машина - старые "Жигули", и из них вышла Джуна, известная в то время женщина-"экстрасенс". Абсолютно непонятно, что ей там было нужно.

Отправился обратно. Тем временем пошёл дождь. По дороге догнал молодого человека, тащившего огромные пачки не то "Московского комсомольца", не то "Комсомольской правды". Собрался продавать. Уговаривал меня купить один номер, говорил, что этот номер "всем задаст перцу, и коммунистам, и всем!"

Дальше мой путь шёл мимо какого-то культурного центра, кажется венгерского. В нём был шумный праздник, и никому не было дела до того, что сейчас происходит в городе.

Вернулся к зданию, слушал объявляемые с трибуны новости. Особенно запомнилось, как нас поздравили с днём учителя и какую бурную радость это вызвало. Видимо, потому, что других поводов для радости не было. Чем больше слушал новости, тем больше утверждался в мысли, что дело защитников ВС безнадёжно.

Утром ушёл на работу и больше к осаждённому зданию не возвращался. За прошедшие годы я часто думал, что, может быть, я поступил неправильно, что, может быть, мне следовало там остаться и славно погибнуть, всё равно ведь существование в новой России - это не жизнь. Сейчас я думаю, что жить всё-таки стоит, но это уже совсем другая история...
Tags: воспоминания, политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments