You are viewing warlen

День Парижской коммуны

 Вот уже второй день Парижской коммуны встречаю в ЖЖ и опять не готов...

А выложу-ка я здесь первые страницы книги П.М.Керженцева "История Парижской коммуны", которую давно собираюсь отсканировать и все никак не сделаю. Точнее, она уже отсканирована, осталось только проверить и отформатировать в HTML, но до этого руки все никак не доходят

ПРЕДИСЛОВИЕ

Парижская коммуна была первой, славной, героической попыткой пролетариата повернуть историю против капитализма.

В новой исторической обстановке народы России под руководством Коммунистической партии совершили величайшую в мире Октябрьскую социалистическую революцию. В жестокой борьбе с классовыми врагами они уничтожили власть эксплуататоров и построили социализм. На основе учения марксизма-ленинизма партия большевиков учла опыт Парижской коммуны и использовала его. Диктатура пролетариата победоносно утвердилась и укрепилась на 1/6 части земного шара и нанесла тяжелый удар всей мировой системе капитализма. Советский народ под руководством Коммунистической партии вышел победителем из всех трудностей и вступил в новую полосу, в полосу завершения строительства социалистического общества и постепенного перехода к коммунистическому обществу.

В течение десятилетий враги Парижской коммуны пытались опозорить, исказить, фальсифицировать историю первой диктатуры пролетариата. Этим занимались буржуазные историки и мемуаристы и не меньше их - “социалисты” II Интернационала, начиная с Бернштейна и Каутского. Недаром Ленин так клеймил Каутского за жульническое извращение истории Парижской коммуны.

Характерно, что после победы Великой Октябрьской социалистической революции яростная клевета против Парижской коммуны еще более усилилась. Ведь “историкам” надо было доказать невозможность и гибельность всякой пролетарской диктатуры.

Надо отметить также “заговор молчания”, который применяет буржуазная историография. “Великой” буржуазной французской революции посвящены специальные журналы, бесконечные сборники, монографии, статьи и т. д., а историей Парижской коммуны никто специально не занимается. За последние двадцать лет в Европе появились всего каких-нибудь 3-4 книги, целиком посвященные Парижской коммуне. Зато в одной Франции ежегодно публикуются новые монографии, посвященные Тьеру.

Громадные архивные материалы, касающиеся Парижской коммуны, усиленно скрывались от историков. Только в 1924 г. французский историк проф. Ж.Буржен в сотрудничестве с Г.Анрио опубликовал первый том “Протоколов” Коммуны, но на второй том так и не нашлось издателя1.

Все буржуазные историки пытались замолчать и исказить историю рабочей диктатуры, тем более что ее опыт был использован в Советском Союзе.

Всякого рода фальсификаторы на историческом фронте особое внимание уделяли Парижской коммуне в целях опорочения и искажения ее сущности.

Так, были созданы “теории” о том, что Парижская коммуна вовсе не была диктатурой пролетариата, что парижские рабочие не создали никакой новой государственной формы власти, что рабочие оказались неспособными к управлению государством, что Коммуна стала “превращаться” в диктатуру пролетариата только в мае и т. д.

Наряду с этим были пущены в ход “теории” о том, что руководящей силой в Коммуне был вовсе не рабочий класс, а “мещанство”, что ЦК национальной гвардии действительно был органом рабочей власти, а Парижская коммуна рабочей властью не была и осуществляла социально-экономические мероприятия только “под давлением” рабочих масс.

Некоторые “историки” сочиняли троцкистские “теории” о том, что диктатура пролетариата есть диктатура рабочих над крестьянством.

Другие фальсификаторы пытались игнорировать роль средних слоев, оспаривать демократизм Коммуны и пр. и пр.

Между тем в работах Маркса, Энгельса, Ленина дана блестящая, ясная и точная концепция Парижской коммуны. Даже отдельные замечания классиков марксизма, их оценка фактов, роли участников и врагов Коммуны и т. д. дают богатейший материал для дальнейшей работы. Работы классиков марксизма-ленинизма дают возможность историку четко осознать роль первого опыта пролетарской диктатуры во всех его существенных чертах и особенностях.

* * *

Настоящая работа, основанная на первоисточниках и литературе, имеет задачей дать общий очерк истории Парижской коммуны в ее основных этапах и элементах. При этом автор более подробно останавливается на менее освещенных (или вовсе не освещенных) вопросах или сторонах Коммуны и более сжато характеризует те проблемы, о которых уже имеются новые советские работы (например, о германской интервенции, о Французском банке, об искусстве, о школе и пр.).

Отметим некоторые проблемы. В настоящей работе подробно охарактеризована роль пролетариата в период до и во время Коммуны, в частности роль различных возникших в то время массовых организаций пролетариата (ЦК 20 округов, комитеты бдительности, Федерация национальной гвардии, ее ЦК и т. д.), выявлена работа клубов и народных собраний и другие формы активности рабочего класса, роль Интернационала, тесная связь Коммуны с рабочей массой и т. д. Дается характеристика социалистических течений и отдельных работ, опубликованных в то время (Вермореля, Мильера и др.).


1 В 1945 г. под редакцией Ж. Буржена и Г. Анрио был издан второй том “Протоколов” Коммуны. (От редакции.)


Подробно развернута характеристика всего периода накануне Коммуны, когда пролетариат, захватив сперва ружья, а позднее и артиллерию, выработал свои требования (в значительной мере осуществленные затем Коммуной) и сделал две попытки захватить власть. В настоящей книге ати вопросы подробно освещены на основе печати того времени, мемуаров и других малоизвестных материалов.

В эти же месяцы, равно как и в период Коммуны, выявилось полное банкротство социалистических течений, существовавших во Франции (прудонизм, бланкизм). Интересно отметить, как рабочий класс и его вожди под давлением исторической обстановки освобождаются от теорий, носивших название “социалистических”, и действуют не по доктринам, а так, как им подсказывает классовое чутье. “Революционный инстинкт рабочего класса прорывается вопреки ошибочным теориям” 1.

Уделено также особое внимание разрушению бюрократическо-военной государственной машины, формам государства нового типа, формам пролетарской диктатуры, в частности освещен вопрос о том, как Коммуна сумела соединить воедино органы государственной власти с муниципалитетами, т. е. именно то, что в широком масштабе выполнило впоследствии Советское государство.

Социалистические тенденции Парижской коммуны обосновываются в разделах о социально-экономических мероприятиях Коммуны. В частности, автор считает необходимым существенно изменить оценку политики Парижской коммуны в области заработной платы. До сих пор считалось, что сущность мероприятий Коммуны сводилась, с одной стороны, к установлению максимального оклада жалованья (не выше 500 франков в месяц), а с другой - к введению минимума заработной платы. Надо добавить еще новый характерный признак - резкое подтягивание заработной платы низкооплачиваемых рабочих и служащих (без всякой уравниловки).

Настоящая работа более подробно освещает военную борьбу Коммуны, чем это обычно делается, в частности, указывает на технические военные средства (роль артиллерии, новых изобретений и пр.), отмечает роль версальского шпионажа.

Партийный состав Коммуны, взаимоотношения и роль ЦК национальной гвардии и Коммуны, подготовку 18 марта и ряд других вопросов автор освещает на основе материалов иначе, чем это обычно делалось. Охарактеризована роль движения в провинции, а также в Алжире.

Широко освещена роль печати Коммуны и различные теории о роли Парижской коммуны. В частности, отмечены некоторые малоизвестные оценки Парижской коммуны в прессе Англии и Соединенных Штатов Америки.

Наконец, автор считал необходимым, кроме статистического анализа, характеризующего классовый характер участников Коммуны, дать несколько десятков, хотя бы очень сжатых, характеристик вождей Коммуны, рядовых ее участников, ее врагов и мнимых друзей.

В основе работы лежит изучение первоисточников. Из них на первом месте - официальные документы: “Actes du gouvernement de la defense nationale”, v. I-VII (сокращенно называются в настоящей


1В. И. Ленин, Соч., т. 8, стр. 181.


книге “Actes”), “Enquete parlementaire sur l'insurrection du 18 mars”, v. I-III, “Протоколы Коммуны”, “Journal officiel” (Коммуны), все архивные материалы, опубликованные в отдельных работах (Добана, Ларонза, Лорана и др.), и т. д. Широко использована пресса Коммупы (на основе богатейшего собрания газет той эпохи, имеющихся в ИМЛ), а также ряд газет и журналов, выходивших в других странах. Привлечены все важнейшие мемуары (врагов и участников) и исторические работы той эпохи. И, конечно, использована ведущая историческая литература. (Историография Парижской коммуны и библиография указаны в конце книги.)

Автор опирался в своей работе на все важнейшие работы Маркса, Энгельса, Ленина, касающиеся Парижской коммуны. Особенно широко использованы варианты и материалы Маркса к его работе “Гражданская война во Франции”.

Московские библиотеки, в первую очередь библиотека ИМЛ, которая исключительно много помогла автору, дают полную возможность работать над темами о Парижской коммуне.

Можно только пожалеть, что все еще не опубликованы материалы, связанные с Парижской коммуной, находящиеся в Москве: протоколы Генерального совета Интернационала в период 1870-1871 гг., выписки Маркса из газет, посвященных Коммуне, письма членов и участников Коммуны и другие материалы. 1

При полной недоступности для исследователей архивов Парижской коммуны, имеющихся во Франции, публикация в Советском Союзе новых материалов о Парижской коммуне имеет международное значение.

Хронологические рамки настоящей работы определяются датами:

4 сентября 1870 г.- день свержения империи и создания республики (затем ее станут называть “Третьей республикой”) - и 28 мая 1871 г.- последний героический день борьбы Парижской коммуны,

Этот период, охватывающий почти девять месяцев (267 дней), отмечен небывалой активностью парижского пролетариата и созданием первой пролетарской диктатуры. Он, естественно, разделяется на два отрезка времени: первые шесть с половиной месяцев (195 дней) - период организации и мобилизации рабочей массы (главы II-VI) - и период Парижской коммуны - без малого два с половиной месяца (72 дня) (главы VII-XIX).

Вступительная глава дает очень сжатую, суммарную характеристику периода империи накануне франко-прусской войны, главным образом с точки зрения роли Интернационала, существовавших социалистических течений, роста рабочего движения.

Период с 4 сентября 1870 г. по 18 марта 1871 г. резко разделяется на две части: до 28 января, т. е. до дня капитуляции Парижа, и после нее. Период до капитуляции (пять месяцев - 147 дней) характеризуется тем, что у власти, по выражению Ленина, были “либеральные пройдохи”, которые делают вид, будто хотят защищаться от пруссаков, а на самом деле спешно готовят сдачу Парижа, заключение мира и


1 Впоследствии часть этих материалов была опубликована в книге “Первый Интернационал в дни Парижской коммуны. Документы и материалы”. М.-1941.


разгром пролетарских организаций. В военном отношении правительство “национальной измены” терпит одно поражение за другим (падение Меца, неудачи на юге и под стенами Парижа). В самом Париже - небывалая активность рабочих масс: рабочие вооружаются, создаются всевозможные массовые организации (Центральный комитет 20 округов, комитеты бдительности и пр.), развертывается работа клубов, народных собраний. Лозунг создания Коммуны становится широко популярным. Два раза рабочий класс пытается захватить власть и свергнуть правительство (31 октября и 22 января). На несколько часов 31 октября создается в Париже Коммуна.

Краткий период, с 28 января по 18 марта (48 дней), отмечен другими чертами: страна выходит из войны, буржуазия поспешно заключает позорный мир; во главе правительства - реакционеры, монархисты - Национальное собрание и правительство Тьера. Правительство ведет провокационную политику и готовится разоружить рабочий класс - на это обращено все внимание господствующих классов. А парижские массы в это время захватывают в свои руки артиллерию и создают в рабочих кварталах укрепленные цитадели. Они создают военную организацию - ЦК и Федерацию национальной гвардии - и готовятся к новому приступу против правительства. Мелкая буржуазия столицы, шедшая рядом с рабочими в период осады, еще более тесно смыкается с пролетариатом.

Наконец, период Коммуны можно разделить на три части. Первый - “мирный” период (16 дней), когда ЦК национальной гвардии и Коммуна заняты делами внутренней организации. Идет разрушение бюрократической государственной машины и создание основ нового государства, осуществляются первые политические и социально-экономические мероприятия. В это же время развертывается революционная борьба в провинции. Второй период - с начала апреля, с первых военных столкновений с Версалем, и до мая - до момента острого ухудшения военного положения, ареста Клюзере, создания Комитета общественного спасения. В это время проводится ряд крупных социально-экономических мероприятий, идет упорная военная борьба. Третий период - май - характеризуется исключительной активностью рабочей массы, осуществлением ряда социально-экономических мероприятий, дальнейшим ухудшением военного положения (потерей двух важнейших фортов), расколом между “большинством” и “меньшинством”. В это же время (10 мая) окончательно был подписан мир с Пруссией и оформлены условия активной прусской интервенции для подавления рабочей диктатуры Парижа. Последние дни майского периода (21- 28 мая) - трагический эпилог Коммуны, когда версальские войска уже ворвались в столицу.

Книга излагает события в хронологическом порядке, но некоторые главы и отделы носят сводный, обобщающий характер.

Март, 1940 год.

Глава I

Вторая Империя

1. Империя Наполеона III

Выступление парижских рабочих в 1848 г. со своими требованиями вызвало бешеное сопротивление господствующих классов. В течение четырех дней сражались пролетарии Парижа на июньских баррикадах, но восстание было подавлено. Буржуазия жестоко и кроваво отомстила рабочим за попытку выступить в качестве самостоятельной политической силы в государстве.

После июньского поражения рабочий класс был надолго отодвинут на задний план. Однако и объединение господствующих классов Франции во имя подавления движения рабочих было недолговечным. Противоречия между промышленной буржуазией и рабочим классом, между помещиками и крестьянством и боязнь нового рабочего восстания делали положение страны крайне неустойчивым. Между политическими партиями (монархистами разных оттенков - легитимистами и орлеанистами, буржуазными республиканцами и др.) шла острая борьба.

Пользуясь этими разногласиями и противоречиями, авантюрист Луи Бонапарт, избранный президентом республики (10 декабря 1848 г.), опираясь на худшие элементы армии, на полицию и деклассированные слои общества, захватил в свои руки военно-бюрократический аппарат государства, ограничил права парламента, а затем провозгласил себя императором.

Политическая система, получившая название бонапартизма (по имени обоих Наполеонов - первого и третьего), характеризуется, как указывали Маркс и Ленин, том, что правительство Франции использовало разногласия между существующими классами, более или менее уравновешивавшими тогда Друг друга. Опираясь па военщину, полицию и подонки общества, правительство лавировало, сохраняя власть в своих руках, старалось казаться непартийным, обманывало рабочих обещаниями, а на деле служило эксплуататорским классам. Луи Бонапарт и его клика ловко использовали создавшееся положение и, проводя на деле жесткую диктатуру в интересах верхушки буржуазии, демагогически разглагольствовали о “равенстве”, о “свободе”, о “великой революции” и т. д.

“В действительности империя,- указывал Маркс,- была единственно возможной формой правления в такое время, когда буржуазия уже потеряла способность управлять нацией, а рабочий класс еще не приобрел этой способности” 1.

Политическая роль буржуазии была ослаблена, по зато ей были предоставлены широкие возможности эксплуатировать рабочих и крестьян и вволю обогащаться.

В это время - 50-60-е годы - мировое хозяйство быстро развивалось, особенно и связи с бурным промышленным ростом Соединенных Штатов Америки, открытием полотых россыпей в Калифорнии, усиленной эксплуатацией Австралии и т. д.

Во Фракции в период Второй империи мы также видим необыкновенно быстрый рост промышленности и торговли, бурное развитие банковского дела, сопровождающиеся жестокой эксплуатацией рабочих и крестьян.

В эти годы делает успехи новая промышленная техника. Французские металлургические заводы переходят с дровяного топлива на минеральное, вводится новая обработка стали (пудлингование и бессемерование). Изобретаются анилиновые краски, вводится изготовление бумаги из древесины. Увеличивается в 4 раза мощность паровых двигателей (с 216 тыс. л. с. в 1852 г. до 878 тыс. в 1869 г.). Бурно развивается железнодорожный транспорт (с 4 тыс. км в 1852 г. сеть выросла до 25,5 тыс. км в 1809 г.). Количество паровозов и пароходов увеличивается в 20 раз. С 1852 по 1869 г. добыча угля вырастает почти в 3 раза (с 4904 тыс. т до 13 464 тыс.), выплавка чугуна - больше чем в 2,5 раза (с 523 тыс. т до 1381 тыс.). Удваивается потребление хлопка и широко развивается применение механических станков.

Обороты внешней торговли увеличиваются в 3 раза - до 6,25 млрд. франков. Именно в эти годы создается ряд крупнейших банковских предприятий. Как грибы, растут акционерные общества. При помощи банковского капитала крепнут крупные промышленные предприятия за счет дальнейшего разорения мелких заведений и усиления эксплуатации рабочих. В эти же годы возникают перкые в истории торговли универсальные магазины (“Лувр”, “О-Бон-Марше”).

Все эти промышленные предприятии, железные дороги, пароходства, крупные магазины и т. д. были в руках акционерных обществ, имевших капитал в 20 млрд. франков. Фактически этими предприятиями распоряжались 183 крупных финансиста. Банкиры братья Перейра, создавшие свое благосостояние под покровительством императора, держали в своих руках 37 акционерных компаний, банкир Ротшильд - 27, банкир Мале - 22 и т. д.

Банковский капитал начинает играть ведущую роль. Операции фрапцузских банков вырастают в 5 раз. Бешено растут барыши всевозможных частных банковских компаний, количество бумаг, котировавшихся на французской бирже, вырастает в 3 раза (до 33 млрд. франков). Франция начинает широко финансировать другие страны, получая ростовщические проценты.

Этот бурный рост капитализма сопровождался дикой спекуляцией, мошенничеством, безграничной эксплуатацией трудящихся страны. Маркс писал: “Вся мерзость капиталистического строя, внутренним


1 К.Маркс и Ф.Энгельс, Соч., т. XIII, ч. II, стр. 312.


тенденциям которого был дан полный простор, прорвалась наружу с необузданной силой. И в то же самое время - оргия распутства, утопающего и роскоши, блеск разврата, бесовский шабаш всех низких страстей высших классов” 1.

Крупная промышленная и финансовая буржуазия получала всякую поддержку и покровительство у правительства, ей были предоставлены неограниченные возможности для эксплуатации. Ей давались разные концессии. Она наживалась на государственных займах, на крупных строительных работах, проводимых правительством п Париже, Марселе, Гавре и других центрах. Байкам оказывалась широкая государственная помощь. Императорский двор получал от всех этих денежных афер соответствующий процент.

Виктор Гюго писал в эти годы:

“Ну, живо! Плут, бандит, кретин, лакей, мошенник, -
Садитесь вкруг стола, толпитесь возле денег!
Всем будет место здесь.
Торгуйте всей страной, лес и часы срезайте,
Сосите родники, цистерны осушайте:
Настал желанный срок!”

Мелкая городская буржуазия разорялась во времена империи.

Еще хуже было положение крестьянства. Около 70% населения страны жило в деревне. С земледелием была связана болъшая часть населения страны - 19,5 млн. человек. Значительнейшая часть крестьянства имела жалкие участки земли, которые не обеспечивали даже существования. Три четверти всех крестьян имели участки до 10 гектаров. Средних крестьянских хозяйств было около 20%, крупных, кулацких,- около 5%.

С каждым годом земельные участки все мельчали. В деревнях насчитывалось до 3 млн. сельских рабочих и поденщиков, вовсе не имевших земли. Свыше 1 млн. бедняков было вынуждено идти на заработки и поденщину, потому что земля их не кормила,

Шла широкая эксплуатация крестьянства при помощи помещиков и кулаков, ростовщиков и банковских контор. Из 714 млн. франков, помещенных в организациях поземельного кредита за 1852-1864 гг., около половины всей суммы было направлено па переустройство Парижа и только 57 млн. пошло на ссуду сельскохозяйственным предприятиям.

Крупные помещики широко скупали крестьянскую землю: только за 1862 г. было продано крестьянских участков на 2 млрд. франков.

Крестьянство подвергалось эксплуатации и со стороны государства (через налоги и пр.) и со стороны буржуазии и помещиков (через систему земельного кредита, ростовщичество, через скупку за бесценок земель и продуктов сельского хозяйства и т. д.). Деревня находилась в тяжелых материальных и культурных условиях (среди мужчин было к концу 60-х годов 26% неграмотных, среди женщин - 40%).

Еще хуже было положение городского пролетариата. Число рабочих во Франции тогда превышало 3 млн. Из них текстильщиков было свыше 800 тыс., занятых в производстве одежды - 700 тыс., строительных рабочих - свыше 500 тыс., в шахтах и рудниках - 122 тыс. и т. д.

Рабочий день продолжался 12 часов и больше. Денежная заработная плата за время империи выросла на 10-40%, но реальная заработ-


1 “Архив Маркса и Энгельса”, т. III (VIII), М. 1934, стр. 421.


ная плата уменьшилась вследствие большого роста дороговизны жизни. Квартирная плата в городах выросла за эти годы па 70%, стоимость продуктов сельского хозяйства (к городах) - на 67% и т. д.

К концу 60-х годов Париж был не только столицей, но и крупнейшим промышленным центром. Здесь было 450 тыс. рабочих, из них 177 тыс. изготовляли одежду, 50 тыс. работали на крупных предприятиях и 90 тыс, были заняты па стройках. Количественно преобладал ремесленный пролетариат. Из 101 тыс. парижских предприятий только 7,5 тыс. имели каждое более 10 рабочих и 3,5 тыс. промышленных заведений имели от 2 до 10 рабочих. В 62 тыс. мастерских работали сами хозяева и числился только один рабочий.

Наполеон III правил страной при помощи полицейско-бюрократического аппарата. Парламент (Законодательный корпус и Сенат) был пустой ширмой. На местах всю власть осуществляли назначенные сверху префекты и мэры. Постоянная армия и полицейский аппарат были могущественным средством для обуздания эксплуатируемых классов. Чиновничество всех рангов, судейские всех ступеней были крепкой опорой империи. Высшее чиновничество имело бешеные оклады и пользовалось всякого рода привилегиями.

Католическое духовенство, получавшее жалованье от государства, держало народные массы в темноте. Четвертая часть всех школ была в руках духовенства. В остальных учебных заведениях церковь играла крупнейшую роль. Росло число монастырей.

Наполеон III всячески пытался создать внешний блеск своей империи. Были возобновлены пышные дворцовые церемонии, созданы разные придворные должности, вновь образована императорская гвардия и т, д.

Своей внешней политикой Наполеон III добивался ведущей роли в Европе, но эти надежды слабо осуществлялись. Крымская война, хотя и считалась победоносной, потребовала от Франции величайших жертв людьми и материальными средствами. Итальянская война (1859 г.) дала Франции Савойю и Ниццу, но двусмысленное поведение императора в Италии вызвало острое недовольство внутри страны. Колониальные войны и экспедиции то и дело сопровождались рядом неудач (крах мексиканской экспедиции и др.) и требовали колоссальных расходов.

В стране росло недовольство. Депутаты “левой” - республиканцы Жюль Фавр, Эмиль Оливье, Эрнест Пикар и др. пользовались случаем для борьбы против правительства. При выборах в парламент 1863 г. против империи объединились и клерикальные элементы, и монархисты, и республиканцы. В середине 60-х годов быстро растет рабочее движение, происходят многочисленные стачки, создаются первые секции Интернационала во Франции, растет революционность интеллигенции.

Правительство пытается всячески заискивать перед рабочими. Император выдает деньги на поездки рабочих делегаций на Лондонскую международную выставку, издаются официальные брошюры о рабочем вопросе, ослабляются законы против стачек и коалиций, разрешаются (в 1808 г.) публичные собрания (конечно, под контролем полициии с запрещением политических тем) и т. д. Вторая империя пытается быть “либеральной”, “демократической”.

Республиканец Оливье, уже давно связавшийся с императором, открыто переходит на сторону двора и в начале 1870 г. становится во главе министерства. Но все эти попытки укрепить империю были запоздалыми. Крах империи был уже недалек. Полицейско-бюрократическая машина, опутывавшая всю страну, не могла долго продержаться.

Маркс говорил о положении господствующих классов при империи, что, “лишив их политических прав, вторая империя была оргией, при которой все экономические и социальные гнусности их режима получили полный простор. Средняя буржуазия и мелкая буржуазия в силу своего экономического положения были неспособны начать новую революцию и им оставалось итти либо за господствующими классами, либо за рабочим классом. Крестьяне были пассивной экономической основой второй империи, этого последнего торжества государства, оторванного от общества и независимого от него. Одни лишь пролетарии, воодушевленные повой социальной задачей, которую им предстоит выполнить в интересах всего общества,- задачей уничтожения всех классов и классового господства,- были способны сломать орудие этого классового господства - государство, т. е. централизованную и организованную правительственную власть, ставшую хозяином общества вместо того, чтобы быть его слугой”1.

Рабочий класс Франции готовил себе пути освобождения. Именно активность рабочего класса (особенно в Париже) была той силой, которая нанесла смертельный удар империи и подготовила Коммуну.

Comments

Офигенно, дайте две ждем всю книгу!!

Родина такого подвига не забудет.. Не, серьезно.
+1000

с праздником!

отличный материал, спасибо
буду ждать книшку :)
Я тоже жду продолжения банкета :)
Бум ждать книжку!!!
Что-то я не понял восторгов выше. Какой-то казенный сталинистский бред.
то есть Вы предполагаете a priori, что если книга написана в советское время, да еще не дай Бог в 20-50-е гг., то это казенный сталинисткий бред?
Там есть нехорошее слово "троцкизм"! :-)

По предисловию и первому параграфу трудно судить о книге. Она интересна не обобщениями, а фактическим материалом.
Я не полагаю, я просто почитал. Так писать нельзя! Не отрицаю, что там может быть интересная фактическая часть, но сталинская методология оставляет жирные пятна, что снижает ценность монографии.

Ну вот например: "Некоторые “историки” сочиняли троцкистские “теории” о том, что диктатура пролетариата есть диктатура рабочих над крестьянством".

И про использование опыта Парижской коммуны в соц.строительстве в СССР - это притягивание за уши...
Керженцев все-таки старый большевик и методология у него скорее ленинская, чем сталинская. Абзац насчет "троцкистских теорий" - мелкая уступка.

А про соц. строительство в СССР там ничего не написано. Вероятнее всего имеется в виду использование опыта Парижской коммуны в Октябрьской революции, так большевики его действительно использовали. Я бы даже сказал, что некоторые их действия трудно правильно понять, не зная этого.
вот именно
я не помню, кто сказал, что для каждой революции и образцом и источником кошмаров является предшествующая
коммунары Парижа вспоминали опыт якобицев, большевики - опыт коммунаров
Большевики тоже вспоминали, в основном, якобинцев!
Кстати, действительно странно - как на примере П.К. можно развивать теорию о диктатуре рабочих над крестьянством? Кому там диктовали коммунары свою волю - жителям нескольких пригородов Парижа, находившихся внутри пояса фортов?
Неправильная методология ведет к неправильной постановке вопроса, и следовательно к неправильным выводам:)

(Anonymous)



Oktoberklub - Resolution of the Communards

Прикольный клип с текстом из пьесы "Дни коммуны" Брехта

Рекомендую...

(Anonymous)

Suddenly all their staying power mystif covered animal.

Hi everybody! Gifted fate in Supplemental Year[url=http://nsjtjsgjshgjf.coml]![/url]